Previous Entry Share Next Entry
Проснулись народы Европейского полуострова
City
limonov_eduard
Я уж решил для себя, что независимости Каталонии не будет.
На одном из политических российских телешоу я даже назвал Пюичдемонта политическим трупом.

Ан нет, в наши времена все политические процессы приняли затяжной характер, и кровь больше не вскипает у народов мгновенно, как это было в тридцатые какие-нибудь годы, но вскипает медленно.

Причём кровь обеих сторон конфликта вскипает медленно.

В субботу глава испанского правительства Мариано Рахой (внешность профессора, седая бородка, или помните, был фильм «Французский связной», или помните, был эротический фильм «История «О». Там был персонаж сэр Стефан, Рахой похож), потребовал расформирования правительства Каталонии, и, во-вторых, потребовал от сената Испании доверить ему роспуск каталонского парламента.

«С тем, чтобы назначить выборы в максимальный срок шесть месяцев».

В тот же день 21 октября Каталония ответила Рахою. И вот как:

450 000 человек заполнили улицы Барселоны, жёлто-красные полосатые флаги раскалёнными полосами покрыли всю барселонскую поверхность. Причём выглядели они жарче, чем красные тряпки тореадоров для испанских быков.

Такие решётки гриль на жёлтых холмах Каталонии.

И тут Карлес Пюичдемонт, которого я назвал «политическим трупом», вышел и сказал из-под своих упругих лохм и из-под очков следующее:

«Мы чувствуем себя сегодня каталонцами, чувство испанства исчезло, чувствуем себя Каталонией. Народ совершенно отключил испанские институции, и более того, испанское государство».

21 октября, в субботу, протестовать вышли в более чем два раза больше народу, чем за четыре дня до этого, 17 октября. Когда народ выходил протестовать в защиту двоих лидеров независимости Каталонии, арестованных испанцами, а именно двоих Жёрди — Jordi Cuixart и Jordi Sanchez. Тогда, за четыре дня до субботы, вышли 200 000 человек.

Если Sanchez — общая с испанцами фамилия, то Cuixart — фамилия явно не испанская, так же как и имена Жёрди.

450 тысяч «жёрди» психологически уже отрезали себя от Испании. Поскольку их побила испанская гражданская гвардия ещё в день референдума, затем арестовали двух соратников Пюичдемонта, и вот теперь испанцы низложили каталонское правительство.

Предполагаю, как будут развиваться события дальше. Предполагаю, уже учитывая, что кровь не вскипает у современных народов мгновенно, но вскипает поэтапно.

Правительство Пюичдемонта будет продолжать функционировать, Рахой назначит в Каталонию правительство из Мадрида. Каталонцы постараются испанскому правительству не подчиняться.

Испанский сенат непременно распустит каталонский парламент в конце этой недели (у партии Рахоя в сенате большинство, так что роспуск неизбежен), но каталонцы не распустят свой парламент и будут саботировать назначенные испанцами выборы.

Будет сумятица и непонятка.

Потом у испанских военных, а вероятнее всего, у Гражданской гвардии, не выдержат нервы, и они начнут стрелять в каталонцев.

Постепенно — мёртвый за мёртвым — всё же кровь вскипит у обеих народов.

И начнётся открытая гражданская. В тридцатые она бы началась сразу.

Ясно, что Испания раз в пять крупнее Каталонии, и у неё больше человеческих ресурсов.
Однако гражданская война на территории Европы привлечёт симпатии тех сил, которые большим европейским державам до сих пор удавалось подавить, то есть многочисленные добровольцы из сепаратистских регионов Европы потянутся защищать Каталонию.

И баски, и корсиканцы, и фламандцы, и шотландцы, и валлийцы — желающих будет достаточно.
Произойдёт ровно то, что происходило уже в Испании 1936 года — случится всеевропейская война в миниатюре, так как классические европейские государства также захотят помочь Испании. Вот и получится стенка на стенку.

Я как-то предрёк, что через несколько лет в Европе будет вдвое больше государств, чем сейчас, назвал цифру СЕМЬДЕСЯТ.

Именно такая цифра представляется мне реалистичной.

В те времена, когда застывали в их современный вид большие европейские государства, они подгребли под себя все более мелкие народы. Испания подгребла и басков, и андалузцев, и вот каталонцев, Франция подгребла, Германия и Великобритания подгребли.
Но вот пришла современность, и народы хотят выпутаться из средневековых государственностей, в которые их загнали в своё время силой.

Только что, в воскресенье, то есть на следующий день после монструозной демонстрации в Каталонии, ходили к урнам с целью добиться автономии избиратели Венето (это регион Венеции) и Ломбардии (со столицей — Миланом, территория скорее немецко-баварская, чем итальянская).

Результаты и предсказуемые, и ошеломляющие одновременно :

За автономию области Венето высказались более 98% пришедших у урнам избирателей (более двух миллионов душ), а за автономию Ломбардии проголосовали 95,3% явившихся избирателей (в пересчёте на души человеческие — 2,4 миллиона душ).

Когда 4,5 миллиона человек в Италии хотят автономии, они добьются автономии.

А затем и независимости. Потому что ничего общего с неаполитанцами, например, у жителей Ломбардии нет. Неаполитанцы ближе к арабам Северной Африки, извините.

Проснулись народы.

И ничего с этим не поделать.

К этому борделю добавьте ещё несколько миллионов мигрантов, бродящих по Европе шумною толпою, как цыгане у Пушкина, и получите Европу.

Кстати говоря, она не континент по сути, но полуостров Азии.

Опубликовано: https://regnum.ru/news/polit/2337018.html
Tags:

Comments Disabled:

Comments have been disabled for this post.

?

Log in

No account? Create an account