Эдуард Лимонов (limonov_eduard) wrote,
Эдуард Лимонов
limonov_eduard

Categories:

Протесты в Париже: именно о них Путин говорил Макрону

В субботу 17 августа состоялся акт XL (40-й).

Как обычно, я выбрал для Вас самую популярную и многочисленную манифестацию в Париже. Охватить всю Францию не имею возможности, это работа для целого коллектива.

Сбор был назначен с 12 часов дня на place des Fetes. Начало движения колонны в 14 часов.

Маршрут: Place ds Fetes — Bastlle — Voltaire — Place de la Republique.

Тема: прекратить полицейское насилие.

Обращение :

«Жёлтые жилеты обращаются к республиканскому сопротивлению и к сопротивлению гражданскому !
Ко всем участникам сопротивления!

Вот уже 40 недель мы терпим диспропорциональное полицейское насилие, поскольку демонстрируем на наших улицах свободно каждую субботу… Требуем прекратить полицейское насилие!»

О том, как прошла манифестация против полицейского насилия, — Yvan Hardoy:

«Всё должно было объединиться против акта XL в этот период: каникулы, церковный пост после 15 августа и в саму субботу — ливень.

Кроме всего прочего, и День сочувствия и солидарности с манифестантами Гонконга.

Во время этого периода разгорелись дебаты внутри движения жилетов. Некоторые анонсировали, что не придут в субботу, чтобы их не ассоциировали с азиатской оранжевой революцией, манипулируемой втихаря ЦРУ!

Большинство, однако, заявили, что чувствуют близость между двумя движениями с общим требованием: «Больше демократии!»

Одна из организаторов Инда Биго поставила акцент на общих ценностях между двумя движениями и добавила, что, по её мнению, парижские жилеты вдохновили гонконгское движение.

С его стороны Фаоузи Леллуш был сдержан. Он считает, что требования в Гонконге далеки от требований жёлтых жилетов.

Кортеж только начался, когда те, кто шагал впереди колонны, наткнулись на полицейский автомобиль, без знаков полиции на нём, в который быстро уселись двое полицейских в гражданской одежде. Автомобиль покинул место, где находился, но, сделав u-турн, вернулся к толпе. Почему водитель совершил такой манёвр?

Манифестанты закричали, что это провокация, и левые пошли на автомобиль. Добившись того, что тот поспешно укатил задним ходом в одну из улиц, расположенных вне маршрута манифестации.

Прибыло подкрепление жандармов, чтобы защитить автомобиль. Жандармы стали в цепь, одев каски и со щитами.

Манифестанты, более всех чёрный блок, надвинулись на жандармов, и последовало напряжённое противостояние «лицом к лицу» между двумя лагерями.

Один из протестующих прокричал в мегафон: «Последнее предупреждение, и мы начнём бунт!»

Затем организаторы манифестации призвали продолжить маршрут и радикальные элементы впереди, отхлынули!

Ситуация чуть не дегенерировала в результате непонятного манёвра водителя полицейского автомобиля.

Затем кортеж возобновил движение по rue de Belleville на нервном подъёме (как говорят, «с огоньком» — ЭЛ), и возникло ощущение, что чёрный блок себя только лишь разогрел и что они ещё увлекут в свои акции и антифа, несмотря на некоторую количественную слабость колонны…

Со стороны сил порядка — они были разделены, жандармы например шли себе с пилотками на головах, каски у поясов…

Постепенно всеобщее настроение успокоилось. Сопровождаемые песнями и обычным лозунгами, всё время под дождём, пошли жилеты…

На place Frenel манифестанты ненадолго остановились, чтобы дождаться оставшихся, и CRS послушно дожидались возобновления движения.

Пояснение по поводу улицы. Marguerite Boulc'h, сценическое имя Frenel, была популярной актрисой в период между двумя войнами, умерла в 1951 году. Её провожала на кладбище целая толпа. Играла с Жан Габэном в фильме «Сoeur de Lilas».

Кортеж вновь двинулся, впереди чёрный блок, среди них, приклеившись к CRS, шли девушки, чтобы оказывать на них давление.

Напомним, что после XXII акта и провозглашения антивандального закона, где индивидуумы с закрытыми лицами (даже частично), задержанные в самой манифестации или вблизи её, если в такой манифестации был нарушен публичный порядок; караются наказанием лишения свободы и 15 000 евро штрафа.

Далее кортеж пошёл к Бастилии, со множеством пауз, чтобы не пройти свои 7 километров слишком быстро, поскольку молодые левые приклеились к CRS, а те убыстряли шаги, так как заинтересованы были, чтобы манифестация поскорее закончилась.

И как каждую неделю, жилеты и даже более взрослые среди антифа ругали тех, кто шёл впереди:

«Это что у вас там, рандеву (свидание — ЭЛ) что ли, или что? Это мы, кто задаёт ритм, не полиция. Улица наша!»

В это самое время мобильные жандармы ехали спокойно по сторонам кортежа, обозревали постоянное давление CRS сзади, сопровождаемые язвительными лозунгами жилетов, выпаленными в адрес полиции:

«Не думай, работай дубинкой и закрой рот!»; «Весь мир ненавидит полицию!»; «Если ты так горд быть CRS, ударь твоего коллегу!»; «Проститутки Макрона!» и тому подобное (…)

После прохода по бульвару Beaumarchais, площади Бастилии, rue de la Roquette кортеж прибыл на бульвар Voltaire, последнюю прямую перед тем как прийти на place de la Republique.

Перед тем как прийти на Republique, чёрный блок и их симпатизанты сгруппировались и открыли зонтики перед CRS, как манифестанты в Гонконге. Впрочем, такая же тактика уже была испробована на Елисейских полях, во время XVIII акта.

Затем они (чёрный блок) придвинулись, поддержанные всем кортежем за ними, к кордону CRS, а те немного отодвинулись к середине площади. Молодые левые-анархисты попытались зацепить своими зонтиками щиты у полицейских. Ну и, естественно, последовало избиение дубинками и было пущено немного слезоточивого газа.

СRS схватили и пленную, женщину-блондинку из левого блока. И как обычно, чёрный блок немедленно и тихо исчез, растворился в пейзаже, покинув место.

Антифа-люмпены, как обычно же, остались на месте. Эти две различные группировки, и трудно представить какой тип взаимоотношений существует у них вне манифестаций.

В эту субботу, к примеру, большинство антифа не были в капюшонах и оставались несколько позади (в то время как чёрный блок впереди) во время стычек с полицией, верные их обычной тактике провокаций.

Страсти улеглись впоследствии, и силы порядка отошли на периферию площади. И около 19 часов, часом позже, чем декларированный конец манифестации, полицейские ушли.

Тогда как группа люмпенов отправилась к парижскому комиссариату, чтобы протестовать против ареста одного из друзей (…)

Остались лишь несколько, скорее, мирных, CRS и небольшая группа националистов-монархистов.

Монархисты сделались неотъемлемой частью декора манифестаций, настолько, что левые давно уже не смотрят на них, как на чужих.

Несколько левых пожилых дам из числа жилетов, впрочем, подкалывают их до сих пор: «Это что у них за знамя? Жанны д'Арк?

Тогда это знамя Ле Пена! Они хотят короля? Но у нас уже есть король Макрон, достаточно!» Но дальше этих реплик дело не идёт.

Другие расходятся, прощаясь так: «До следующей субботы, до встречи на акте XLI (на 41-м акте)!»

Что до цифр количества участников, мне их не прислали. Сам же я находился в Монголии, только сегодня к полудню вошёл в квартиру.

Опубликовано: https://regnum.ru/news/polit/2695023.html
Tags: regnum
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author