April 1st, 2011

City

Выскочил из зубов зверя

     кажется выскочил из зубов зверя.
     Далее следует объяснение почему. Автомобиль, в котором я находился с несколькими соратниками  был  остановлен ( труда не составило, образовалась пробка) на Тверской улице вблизи Триумфальной площади вначале сотрудниками ДПС, и тут же набежали  полицейские.Время было ; 17.56. И тут же, как обычно, появился  командир 2-го оперативного полка  полковник, как из-под земли. Последние раза четыре он лично задерживает меня.Техника слежения  позволяет.  Меня вынули и  вежливо препроводили в подъехавший темный автобус, он  подъехал прямо к дверце  нашего автомобиля. Со мною  сел один из сопровождавших меня соратников. Автобус был темен,потому что помимо решеток окна были закрыты железными щитами. Первый раз такой вижу.
     Привезли в ОВД Тверская. Подняли наверх  и довольно быстро оформили все протоколы  в которых значилось : "доставлен в помещение ОВД Тверская в целях пресечения нарушения общественного  порядка в связи с невозможностью составления административного материала на месте ".  Я понял что  такая формулировка и есть вопиющее отличие новой  полиции от старой милиции. Но не только  это. Появилась жещина-полковник, представилась как начальник управления ГУВД по соблюдению правопорядка. И стала нам,мне и дознавателю- менту.., простите полицейскому, вставлять в протокол какие-то пункты закона о полиции. Мы вставили.  После этого я предупредил присутствовавших милиционеров 2-го оперативного полка о  недопустимости лжесвидетельства.
(Не помогло, все равно написали, что я   призывал у памятника Маяковского  принять участие в митинге "при этом  выкрикивая лозунги : "Уважайте Конституцию Российской Федерации!"   в результате призывов стали собираться граждане...")
     Все это обычная  трудовая  ложь, с которой живет государство РФ. Но я не потому  написал что "кажется выскочил из зубов зверя". Дело в том, что когда все протоколы были изготовлены, все подписи поставлены и нас повели вниз, на выход, моего соратника  отпустили, а меня  повели в дежурку, где за мной защелкнулся замок.
     Я не нервный. Я опытный, я сидел  два с половиной года, я не вице-премьер Немцов (дай ему бог здоровья ) я  сам как лагерная пыль, и готов ко всему, но мне  то, что меня опять вернули в дежурку, не понравилось.  Плюс еще дежурные вдруг  предложили мне выложить вещи  на стол, изъяли у меня мобильный  телефон, успокаивая монотонными  "ведь еще не прошли три часа", а мой паспорт и протоколы унесли куда-то.  Вы думаете я стал  требовать объяснить мне, что происходит ? Не-а, я не правозащитник, и не буржуй, первый раз оказавшийся у ментов. Я  сел и стал приучать себя к мысли, что  поеду в ИВС или сразу в СИЗО. Я быстренько убедил себя, что на воле все равно ничего хорошего нет, а в тюрьме за квартиру платить не надо, никому помогать деньгами нет возможности, и вообще там царит вечность.Бояться вечности не стоит, туда можно спокойно войти, как в теплую вонючую воду...И еще я прислушивался к тому, что дежурные менты говорят друг другу, а не мне. И  из обрывков узнал, что спешно приехали по мою душу  "генералы"...Я понял, что хотя мне уже и назначили даже день и час суда  ( 11 апреля в 15 часов, участок 423), эти "генералы" что-то там мутят  с моим делом. Могут и перерешить.Возбудить что-нибудь похлеще.
     Даже потому ,как заботливо старый майор предложил мне кофе и сделал его мне сам,("с сахаром ? может быть лимона ?)я понял, что в этот момент он не дает за  мое будущее и дохлой мухи. 
     Появился "мой" дознаватель, но он не смотрел на меня. Тогда я  спросил его  громко :  "Что там генералы  химичат с моим делом ?" И тогда он ответил :"Я тут ни при чем, Эдуард Вениаминович..."
     Я  сказал : "Я иду в  ваш туалет,майор", и  помыл там тщательно руки, освежил лицо, напился холодной воды,вытерся платком и вернулся. Сел. Тут появился  голубь добра и мира в виде жещины -дознавательницы, мы знакомы. "Она сказал скоро домой пойдете,Эдуард Вениаминович". На всякий случай я ей не очень поверил. Но через некоторое время мне вернули мобильный, а чуть позже паспорт. И я ушел. За дверьми меня встречали  многочисленные соратники.
     Но я уверен что  все могло быть хуже, "генералы" там "кричали", сказал мне один   милиционер, "друг на друга".