March 15th, 2017

City

Расползающиеся швы России

Идея поселения в Сибири и на Дальнем Востоке осуждённых за нетяжкие преступления (я её высказываю последние два десятка лет), не находит поддержки у населения Сибири.

Более того, встречена враждебно. В блогах фыркают, мол, только нам тут и не хватает преступников, в нашу чистую Сибирь.

Между тем, энергичные китайцы, мило улыбаясь на публику, ведут свою негативную работу. И сибирские жители не хотят эту работу замечать. Только что обнаружилось (я, кстати, узнал об этом из французских СМИ), что китайцы разработали проект водопровода, по которому байкальская вода через Монголию, будет поступать в Китай.

Местные власти вокруг, байкальские то есть, видимо, Иркутской области, Забайкалья и Бурятии смотрят на продажу байкальской воды в Китай благосклонно.

Москва молчит, дремлет ли в Кремле, или уже решила продавать байкальскую воду, но стесняется, об этом нам, широкой публике сообщить, неведомо.

За уральским хребтом, если вы не знаете, живёт всего около 23 миллионов населения России. Остальные 118 миллионов скучились на шагреневой коже европейской территории.

Сейчас власть пытается всеми, в том числе и карикатурными, способами заселить Сибирь и Дальний Восток. Карикатурными, потому что жёстко-смехотворными. Построили за агромадные деньги такой себе шоу-рум на острове Русский. Один мост на материк стоил диких денег, океанариум кажется там есть, Университет, да только некому учиться и по мосту ездить. Допущен был футуристического окраса идиотизм. Призраки там, говорят только и живут, расплодились…

Другой холостой и глупый выстрел — это «дальневосточный гектар», когда заманивают на Дальний Восток людей клочком земли размером 100 X 100 метров. Там две собаки на таком клочке не уживутся, какой уж там бизнес или сельское хозяйство… Разрекламировали дальневосточный гектар и нет авторитетного товарища кто бы стукнул кулаком по столу и отменил это позорное оглупление населения.

Впрочем, население само соображает, что дальневосточный гектар — чиновничья афера, только 70 тысяч заявок поступило от населения. Семьюдесятью тысячами неумных граждан Дальний Восток не заселить.

Сибирь — самое болящее место России, вот — вот мы её можем потерять, вместо неё может возникнуть конгломерат русскоговорящих мелких государств, ну как Латинская Америка с испанским языком. Происходит это быстро, поверьте человеку, который вблизи наблюдал умерщвление Югославии.

Но Сибирь пусть и самое болящее место России. Но это не всё.

Спустя четверть века после буржуазной революции 1991 года в нашем обществе не только не произошло примирения, которого вы все ожидали, примирения под чёрным флагом свободного рынка не произошло, но обозначились незажившие, кровоточащие и расползающиеся швы.

И по ним у России есть все шансы расползтись в кровавые ошмётки.

Укажу здесь те швы, которые я вижу. Вы, я предполагаю, тоже видите швы, ну сравним мои и ваши.

Через всю Россию явно идёт шов «КРАСНЫЕ» (то есть с советской ментальностью люди) — «БЕЛЫЕ» (те кто Маннергейма нам втюхивают, Колчака, и всю блатную романтику монархизма, такие как Сергей Иванов, или там Полонская, экс-прокурорша). Шов «либералы — патриоты».

Расползтись Россия может и по шву «имперцы — националисты». И по шву «приспособленцы — принципиальные». И по шву «левые — правые». И есть шов «сторонники капитализма — сторонники социализма» .

Должен заметить, что вышеупомянутый шов «левые — правые» не всегда совпадает со вслед за ним упомянутым швом «сторонники капитализма — сторонники социализма».

И существует шов «регионалы (Сибирский сепаратизм в особенности) — европейская Россия-Московия».

А что нас консолидирует?

Да всё то же. Русский язык, русская История, Толстой, Достоевский, Чехов там, Пушкин, Чайковский, победа в ВОВ, флаг над рейхстагом в Берлине в 1945-м. То есть раз, два, ну три, ну четыре, да и обчёлся.

Из новых элементов консолидации выделяется «КрымНаш». Оказалось нас делают счастливыми территориальные приобретения русского мира. Реконкиста делает нас счастливыми, сказали бы испанцы, Реконкиста.

Что удалось после 1991 года? Россиян примирили с современностью. Мы все за интернет. Да! Да! Да! Ещё мы все против США. Да, да! Да! Потому что они против нас.

Что я хочу сказать? Что у нас столько противоречий, столько расползающихся швов, что нам нужен очень твёрдый человек. Нам мало Путина. Нам нужен диктатор. Иначе Родина наша расползётся сразу по всем швам.

Опубликовано: http://svpressa.ru/society/article/168211/

City

Человеки легкомысленны

Россиянин Марк Вартанян выдан Норвегией в Соединённые Штаты, где уже состоялось первое судебное заседание по его делу.
Вартанян обвиняется в причинении ущерба в 500 миллионов долларов.Якобы он хакер.

На фотографиях, сопутствующих делу Вартаняна в интернете, Вартанян, естественно до ареста, запечатлён с двумя лобстерами в руках в какой-то потной тропической республике, счастливый и ухмыляющийся.

Вот как впаяют ему лет сто заключения в унылой американской тюряге, будут ему лангусты.

Человеки  легкомысленны.
City

Судьбоносный месяц март

Март - судьбоносный месяц для моей семьи.
Мои мать и отец познакомились в марте.
В марте же оба и умерли, с дистанцией в четыре года. Отец - 25 марта 2004 года, мать - 13 марта 2008-го.
Резчик, который делал свежую надпись на месте захоронения их прахов после смерти матери, ошибся и написал одну дату смерти, получилось,что они умерли в один день.

Я не стал настаивать на исправлении, пусть так.

Мать моих детей Екатерина Юрьевна Волкова родилась 16 марта.

Чуть ли не вчера, нет, позавчера, оказалось  что вроде бы мой незаконнорожденный дед Иван Иванович  родился 30 марта 1887 года. Фамилия Савенко - всего лишь фамилия его воспреемника  (то-есть крёстного), а не отца.

А сегодня,- 15 марта тоже памятная дата,- ровно год назад мне сделали нейрохирургическую операцию,- ликвидировали огромную гематому между двух полушарий мозга. Чувствую себя, слава Богу,отлично, быстрым и мудрым, как новый компьютер.

Так что март судьбоносный месяц для моей семьи.
City

Перспектива гражданской войны

Перевод с французского мой :

"Между 2010 и 2015-ым,  количество полицейских, раненых при исполнении служебных обязанностей увеличилось на 25 %. Их было 4 535 шесть лет тому назад и 5 674 в 2015 году.

Увеличение ещё более значительно для жандармов, потому что в 2010 -ом  их было 1 408,- подвергшихся физической агрессии, против 1 807 в 2015 году, то-есть наблюдается 28 % увеличение.

Этот феномен себя подтвердил в первом семестре 2016 года : с  3.627 полицейских, раненых на службе,
     то-есть увеличение на 14 % по сравнению с 2015 годом.

Как  высказалась Марин Ле Пен на "президентской пресс-конференции" 13 марта :
"Государство не декларирует более твёрдости...перспектива гражданской войны более не есть фантазм..."
City

Париж

Париж,
это было тёплое место прошлого, как бабушкина квартира, как острова Самоа до Кука. В Париж можно было добраться , и осесть жить там в усталых домах XVII или XVIII  века с допотопной сантехникой, и ходить на допотопный Блошиный Рынок , копаться в наивных открытках, покупать рваные кожаные куртки, пить вино вместо воды...
Да собственно весь Парж и был Блошиным Рынком, только вместо наивных открыток,  каменные  открытки, - архитектура XVII-  XVIII веков стоймя стояла на площадях.

Ну да, встречались русские профессора и русские поэты и русские женщины, да, арабы в бурнусах ходили на Barbes-Rochechuare, иной раз пересекали Елисейские поля пара поляков, но это всё были мелкие угольки экзотики, в то время как весь город был сонным поселением прошлого. С усталыми проститутками и ночными мотоциклистами интеллектуального вида..., шарф и прищепка в штанине.

Над Парижем нынче висит грусть, этот град Китеж полностью ушёл в толщу снов. И только в старых фильмах (какая-нибудь "Набережная туманов" ),где Габены и гарсоны,и в старых книгах, возможно найти Париж. Одна из таких книг - моя.
Париж остался на том берегу обрыва.

Французов будет слишком мало, чтобы они сохранились. Потом о них будут вспоминать, словно они древние греки или египтяне.

Чтобы отфилигранить такой народ, нужны были долгое века Истории. Ведь в их Французской Революции уже присутствовали все революции будущего Сразу. И с тех пор ничего нового.