?

Log in

No account? Create an account

Italiano vero
City
limonov_eduard
Я совершаю промоушен-тур по Италии по поводу выхода по-итальянски «Zona Idustriale».

Сейчас нахожусь в итальянском городе Varese, это недалеко от Милана, это Ломбардия, гнездо ломбардских «иденпендантистов», это четвёртый итальянский город, который я уже охватил, ну, то есть, провёл встречи на тему моей книги и России вообще.

Без ложной скромности спешу сообщить, что встречи проходят с огромным успехом.

Наибольший успех ждал меня на Туринской книжной ярмарке. Там на встречу со мной sala giala, в главном зале выставки явились около тысячи человек, люди стояли в очереди несколько часов, чтобы попасть в зал. Все более, чем 600 мест были заняты и ещё несколько сотен итальянцев не попали в зал. Потому что у них тут действует малопонятный антитеррористический закон, согласно которому толпой стоять в зале нельзя. Но подобного аншлага у меня в России не бывает, итальянцам я страшно интересен. К ним обычно такие как я не доезжают, поскольку приглашают либералов.

Однако, более чем успехами в Риме и Турине я дорожу успехами, которые мне достались в городах Pistoia и Varese.

В Пистойи, древнем городе, в городском семисотлетнем здании муниципалитета собрался целый зал местных жителей всех возрастов и сословий.

В мэры города был недавно избран совсем молодой мужик из «правых» и привёл соответствующую команду. До них город выбирал себе коммунистов, но так как коммунисты не справились, то вот наступают «правые»…

Утром я увидел в окне спальни задний двор церкви Saint Andrea, — старую колокольню, свинцовую конусную крышу старого здания, лужайку с изумрудно-зелёной травой. Церковь основана в 1166 году, но до этого уже в VII-VIII веках здесь находился прото-христианский кафедральный собор лонгобардов. Отель, в окно которого видна церковь, называется Arte Mura Residence. Внутри строгого и хмурого собора находятся статуи зверей и голова предателя.


Голова предателя Filippo Tedeci, которой так давно в ночь на 5 мая 1325 года открыл ворота города диктатору соседнего города Лукка Каструччио Кастроканни. Голова предателя вся чёрная, о неё гробокопатели (так написано в церкви) тушили факелы.

Как видите, предателей наказывают. И ненавидят вот уже семь веков.

Мне бурно аплодировали, и более всего потому, что выражали таким способом симпатию к России. Пистойя страшно древний город. И площадь Piazzo de Duomo (кафедральная площадь) была объята священной тишиной, когда мы вышли после встречи вместе с мэром города (до этого он показал нам свой средневековый высокий кабинет). Итальянцы пошли нас провожать до отеля, который, я предполагаю, был таким же древним, как и церковь Saint Andrea.

Сейчас в Varese я с удовольствием вспоминаю вчерашнюю встречу в доме культурной ассоциации TerraInsubre.

Состоялась пресс-конференция местных журналистов, затем автограф-сессия, где я подписал немереное количество книг Лукам и Маркам, Джованни (самые распространённые имена у итальянцев), и даже подписал книгу одной Саске.

Затем состоялся ломбардский обед, сопровождаемый вином «Бардолино». В обеде участвовали члены ассоциации и проходил он под знамёнами иденпендантистских движений Европы — самой Ломбардии, Венето, Южного Тироля, Каталонии. Я лично сидел под знаменем независимости Корсики. Присутствовали всякие важные люди, среди них министр культуры Ломбардии, видные адвокаты, в том числе, адвокаты из соседней Швейцарии, журналисты и политики.

Короче, все Italiano Vero.

Опубликовано: http://svpressa.ru/society/article/200236/

В ИТАЛИИ НОВОЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО, НО ПАЗОЛИНИ…
City
limonov_eduard
В Италии новое правительство.

Вчера нынешний министр культуры Ломбардии прервал мою встречу с журналистами в министерстве культуры, где он председательствовал, чтобы отправиться на совещание его партии (Lega) по поводу создания правительства.

Однако президент Маттарелла принял иное решение. Главой правительства назначен лидер партии пяти звёзд (M5S) ДиМайо. Вошла также партия Fratelli d’Italia. Я видел торжествующую физиономию Джорджии Мелони рядом с торжествующей физиономией ДиМайо. Насколько я понял из новостей итальянского ТВ, Lega не вошла в правительство.

Для меня всё же главным итальянцем Италии, её культовым героем несомненно остаётся трагически погибший в 1975 году на пустыре в Остии Пьер-Паоло Пазолини, а не сменяющие друг друга политические лидеры.

Известнейший итальянский документалист, снявший в своё время фильмы о всяких звёздах, о Жераре Депардье среди прочих, явился в автобусе меня запечатлеть. В моём расписании эти дни значатся как «поездки по местам Пазолини». Имя режиссёра, что-то вроде Мами или Моми, или вот, мне подсказывают, Мимо.

Мы съездили на режиссёрском автобусе в серую Остию, где невзрачные воды Средиземного моря лижут низкие невзрачные берега. Стоит неприметный маяк, теснятся не особо выдающиеся хибары, имеется довольно жалкое футбольное поле, приземистое кафе. Здесь был убит, самым зверским образом забит гениальный Пьер-Паоло в 1975-ом. Моя книга, для промоушен которой я приехал в Италию, называется «Zona Industriale», так вот Пазолини и погиб в zone idustriale, по-нашему, в промзоне.

По официальной версии убил Пазолини малолетний хулиган, его Пьер-Паоло якобы пытался склонить к сексу. Но не все в Италии верят в эту версию, народ считает, что Пазолини — коммуниста, поэта, великого режиссёра и мощного писателя — убили враги, и возможно это было государство. Вряд ли мы когда узнаем истину.

По странному стечению обстоятельств мне знакомо это место. Я сюда приезжал из Рима с тогдашней моей женой Еленой. Мы измучились платить 60 миль лир за комнату в центре Рима и хотели было переехать в Остию, там, нам говорили, комнаты сдаются намного дешевле.

Оказалось, что не дешевле, к тому же, чтобы попасть в комнату, где мы будем жить, предполагалось, что мы будем проходить через чужую комнату, содержащую целую еврейскую семью с детьми. Потому мы разочарованные и злые побродили по Остии, вышли к Средиземному морю, посидели на низком сером берегу. Неподалеку от нас бродила целая стая с виду трудных подростков с глазами гиен, и мы опасались, что нас убьют, либо ограбят. Потом мы уехали на автобусе в Рим.

Позднее, уже во Франции, купив у букинистов биографию Пазолини, написанную Энзо Сицилиано, в переводе на французский, я вычитал у Сицилиано подробное описание места, где убили Пазолини, и узнал его.

Это было то самое место, где мы побывали с Еленой и печально сидели на печальном берегу Средиземного моря.

Фильмы Пазолини всем известны, самый страшный «Сало или 120 дней Содома», есть ещё «Евангелие от Матфея», «Аккаттоне», знаменитая короткометражная «Рикотта». У Пазолини мощные крупные планы и, он умел выбирать, лица. Большинство его актёров были непрофессионалы.

В Остии ему установлен монумент. Вокруг посажен целый парк. Выросли деревья и трава, проложены дорожки. Я там произнёс целую речь, как меня просил режиссёр-документалист. Он меня запечатлел, но потом вызвал в неприятное, серое место неподалёку, показал на серое Средиземное море и сообщил, что на самом деле Пазолини убили именно здесь. И я вновь «узнал» место, потому что то место, где стоит монумент, я не узнал.

На следующий день меня снимали в баре под названием Necci. Меня снимали во дворе бара, я там пил кофе и граппу на фоне портрета Пазолини на стене. Двор бара обильно порос деревьями. В этом баре на улице Fanfulla da Lodi Пазолини снял некоторые сцены своего фильма «Аккаттоне». В наши дни сцены, прилегающие к бару улиц несут на себе граффити, изображающие Пазолини, также его имя.

Нынешний хозяин, крепкий молодой человек с бородкой, подарил мне книгу под названием «Pasolini Pigneto», где представлена история бара с фотографиями. У некоторых клиентов бара на фотографиях отчётливо гангстерская внешность. Несмотря на то, что они рекомендованы нам авторами книги о Пазолини как велосипедист, хозяин магазина, пекарь, парикмахер. Видимо криминальное время наложило на лица свой отпечаток.

Процитирую тут самого Пазолини:

«Это были красивые дни, лето ещё горело во всей его чистоте и внутренней ярости и только слегка ослабевало. Улица Fanfulla da Lodi, в середине квартала Pigneto с его маленькими низкими домами, этими потрескавшимися стенами, где проявлялась во всём его могуществе и в его экстремальной мелкости бедная убогая неизвестная небольшая улица под солнцем, в Риме, который был не Рим».

Эти слова Пазолини можно отнести и к моей книге «В Сырах», которую я сейчас представляю в Италии под итальянским очень пазолиниевским названием «Zona Industriale».

Опубликовано: https://regnum.ru/news/polit/2415515.html
Tags: