May 18th, 2019

City

По церквям

Я как видите, имею мои собственные взгляды на происходящие события.
РПЦ к нам-нацболам  и ко мне лично всегда относилась очень отрицательно.С каких же делов я буду к ним относиться положительно ? Я в тюрьме сидел, так и Библии не прислали, и не Евангелия.

Я их всегда рассматривал как ещё одно министерство власти,чиновников с жаднючими очами.
Они дремучая реакционная институция, и за исключением деревенских батюшек в захолустье РПЦ была и остаётся властной организацией,- сборищем карьеристов. Жадные как комсомольцы,они кладут жадное око на всё - от Исакиевского собора до сквера в Екатеринбурге. "Хоч не зъim, так понадкусываю."

Меня вчера опять звали на канал "Спас".Я опять не пошёл,вежливо сослался на занятость.
City

Париж моей юности мне жалко

Париж моей юности мне жалко. То была старая, уютная,  старомодная Франция, с мадам и мадмуазель и мсье, похожими на Жан Габэна, с полицией в высоких кэпи как у российских заключённых, с открытыми ниже колен зелёными улитками писсуаров, с закопчёным и некрасивым Notre Dame de Paris, с литрухамии вина по шесть франков, бутыли с вылитыми звёздочками.А юноши были все похожи на Ален Делонов...

Париж значительно почернел лицами и скальпами.

Только жёлтые жилеты посылают надежду.
City

Будут ещё неспокойные страны

Меня спрашивают почему по Карабаху, а теперь и по Парижу выпущены только аннонсы, а где ещё?
"Ещё"  появится в документальном фильме, после того как прибавятся  эпизоды в других странах. Каких странах, пока разглашать не стану,но это будут неспокойные страны.
City

В понедельник у нас был обыск

В понедельник, это было 13 мая,  в нашем московском штабе был обыск и 11 человек нацболов были задержаны, а штаб опечатан.
Тем кто продолжает шептать заплесневелыми ртами, что нацболы якобы прекратили оппозиционную деятельность, я предлагаю заткнуться.

В понедельник я ещё был в Париже,-городе жёлтых жилетов, звонок журналистки из РИА-Новости  меня известил об обыске.А прилетел в Москву я только утром 16-го.
16-го и 17-го писал статьи,накопились задолженности.

В Париже жёлтые жилеты приняли меня как родного.