July 28th, 2019

City

Там где тундра, стали тропики

В парижской тундре температура около + 40 градусов. Как жёлтые жилеты справятся сегодня? Ведь помимо полиции им будут противостоять сегодня и + 40 градусов. Власти Парижа опасаются что разрушится Нотрэ Дам. От жары камни высыхают слишком быстро.

Основной маршрут жилетов заявлен такой.

Собираются в 09.00 у Стены Мира (Mur de la Paix) — начало движения в 11.30

Маршрут:

площадь Joffre — авеню La Motte — Picquet — площадь Republique de Panama — бульвар Garibaldi — площадь Denfert — Rochereau — (там пауза для отдыха) — затем по бульварам Arago, St. Marcel, de l'Hopital — мост Austerlitz — набережная Rapee — бульвар de la Bastille — площадь de la Bastille — площадь Leon Blum.

Чего требуют?

Выступают против пенсионной реформы (французской, их, разумеется) и чтобы добиться всего ансамбля их требований:

Понижение налогов.
Фискальная справедливость.
Социальная справедливость.
Демократия «RIC» (Простите ради Бога, я знал что такое RIC, но забыл).
Вот донесение от Yvan Hardoy, прошедшего с кортежем 8,5 километров, ну и для нас с вами.

«Начало движения от военной школы на акт XXXVII, небольшим вначале кортежем около 300 жилетов. Как всегда приличное количество женщин всех возрастов.
Как обычно, кортеж увеличивается по пути, чтобы превысить тысячу, с подкреплением из нескольких сотен молодёжи, из которых несколько десятков антифа, хулиганов и обитателей зоны.
Ну вот, выходим под звук тамбуров, сопровождаемых песнями жилетов и лозунгами враждебными Макрону, утренними призывами к восстанию или лозунгами «Где Стив?».
Марш солидно окружён мобильными жандармами, скорее спокойными в их пилотках, они привносят свою долю в «социальный мир», ну по крайней мере до тех пор пока манифестантов немного. В толпе можно услышать даже порою «Жандармы с нами!»
Ритм вначале взяли слишком быстрый. Организаторы старались замедлить марш, ведь целью было оккупировать улицу в назначенное время, а не раньше. Паузы во время движения служат той же цели.
Между тем, многочисленная молодежь, многие из них присоединились к кортежу после начала движения, стали забавляться тем, что «приклеились» к жандармам и шли между последними автомобилями жандармов (CRS), которые ехали себе спокойно во главе манифестации. Хотели оказать немного давления на силы правопорядка.
Жандармы вынуждены были выйти из своих фургонов, чтобы их охранять, на всякий случай. В то же самое время жандармы маршировали по сторонам колонны, чтобы надзирать что никто не сорвался в «дикую манифестацию» в прилегающие улицы.
На площади Каталонии, возле вокзала Монпарнас, женщины использовали паузу, чтобы обратиться к полицейским. Они изругивали долгое время власть и финансовых акул, франкмасонов, коррумпированных и их подручных «сексуальных хищников».
И угрожали «местью народа» тем из полицейских, кто будет уличён в злодействах против «безоружных граждан», сравнивая себя с «охотниками за нацистами», которые иногда ожидали десятилетиями, чтобы наказать палачей.
После возобновления марша песни зазвучали опять, и среди них множество раз «Марсельеза».
На площади Денферт-Рошро внезапно появились десятки мотоциклистов полиции и это вызвало неприязнь манифестантов. В результате полицейские motards вынуждены были сделаться более дискретными.
В то время как мобильные жандармы себя поместили стоически между полицией и манифестантами, те бешено кричали. Жандармы вероятно смеялись внутри себя над собой, что охраняют полицию от гнева жилетов, а жилеты угрожали не сдвинуться с места до тех пор, пока motards полиции здесь.
Все успокоились, когда полиция удалилась, последовала пауза.
Ветеран из числа жилетов стал в мегафон петь на мотив Marechal, nous voila! (гимн Маршалу Пэтэну времён пронемецкого правительства Виши, ЭЛ). Вот что он начал петь:
«Мacron, nous voila — Devant toi, fossoyer de la France!
Nous juront, gillets jaunes, de t'amener a la potence! «
(Мы клянёмся, жёлтые жилеты, привести тебя к виселице! ЭЛ)
Проходя мимо тюрьмы Санте, манифестанты кричали «Сastaner, en prison!» («Кастанер, в тюрьму!»: Кастанер — министр внутренних дел, ЭЛ).
Как обычно антифа вылезли во главу манифестации, изругивая полицию, а полиция оставалась спокойной. До этого, у тюрьмы антифа приветствовали заключённых и кричали, что Ленин бы всё уладил быстро.
Во время одной из пауз, антифа ушли из головы колонны в этот момент, жилеты дискутировали вначале с неохотой, затем вежливо с офицерами CRS (жандармов) в первой линии, но диалог упёрся в определённые границы разумного, ввиду левых позиций части манифестантов.
Затем марш возобновился, антифа возобновили их цирк, приклеившись к CRS.
На бульваре Сент-Марсель манифестанты продемонстрировали жесты симпатии к SDF, сидевших под тентами, и некоторые из SDF (один из французских синдикатов, т. е. профсоюзов, ЭЛ) присоединились к кортежу.
Последние километры прошли без историй, разве что был задержан манифестант, показавший средний палец («палец уважения» как ехидно называют его жилеты) жандарму снимавшему манифестантов на видео.
Последовала регруппировка и прозвучало «Освободите нашего товарища!», потом стали летать бутылки. Ситуация успокоилась, когда автомобиль, транспортировавший задержанного, покинул место действия.
Прибыв на площадь Леон Блюм в 11-ом аррондисмане, манифестанты скорее быстро разошлись.
Некоторые пошли на площадь Республики. На месте некоторые было блокировали движение, но жандармы быстро вмешались.
Старый «жилет» антилец (с Антильских островов, чернокожий, я его видел, когда шёл с жилетами, ЭЛ), обычно он носит флаг с цветами Жанны д'Арк, комментировал площадь Республики так:
«Необходимо найти другое место, где заканчивать манифестации, а не Репюблик! Здесь собирается всякая нечисть, наркоманы, ничего общего с жёлтыми жилетами!»
Многие источники заявляют о присутствии жилетов на Елисейских Полях во время прибытия Tour de France (крупнейшая во Франции велогонка, ЭЛ).
В настоящее время мы не имеем точной информации, но речь идёт возможно о том, что жилеты смешались с толпой как 14 июля, таким образом, без жилетов»

Конец сообщения от Yvan Hardoy.

Видео показывают многочисленных жёлтых жилетов движущихся по улицам Парижа, Тулузы под ритмически в ритм тамбура выкрикиваемый как бы припев «On est la! Jn est la! (Мы здесь! Мы здесь!)

Несколько газет (в частности Le Monde) опубликовали статьи о Стиве, поскольку «Ou est Steve?» стало уже мэмом.

Таким образом дело жилетов живёт и продвигается. Даже летом и в сорокаградусную жару.

Опубликовано: https://regnum.ru/news/polit/2674698.html