Category: религия

City

Отходят от эрдогановского гипноза ? Дай то Бог!

"Если будущее руководство, легитимное руководство Сирии скажет, что оно не нуждается больше  в присутствии российских вооружённых сил,. это касается и Российской Федерации тоже,разумеется" сказал ВВП   Через несколько фраз, впрочем добавил по этой же теме "Но на сегодняшний день...территория Сирии должна быть освобождена от иностранного присутствия."

Один из заголовков в Яндексе на ту же тему "Путин зявил о необходимости  вывода иностранных войск из Сирии".

Путина можно толковать многозначно. И что он целит в Турцию и что в Соединённые Штаты.
Я всё же думаю, что он целит главным образом в Турцию, и предполагаю что вторжение в северную Сирию и нападение на курдов (побудителей ИГ, на них именно легла большая часть тяжести войны с игиловцами)  и отрицательная реакция на турецкое вторжение Европы да и Соединённых Штатов заставили ВВП усиленно думать на тему что же произошло.

А произошло то чего и следовало ожидать от бусурман - они положили на интересы союзников - Сирии,  Ирана, России и  вторглись, отстаивая свои османские интересы.

Сколько волка не корми он всё в лес смотрит.
Короче, головы наверху нашего государства вроде приходят в себя, отходят от эрдогановского гипноза. Дай Бог.
City

Махно - как святой

В эти дни, по вечерам, когда удаётся, читаю "Воспоминания" Нестора Махно. Первая часть была скорее сумбурной и занудной, расхваливает в длиннющих предложениях анархизм. Во второй стала увлекательной. Его встречи со Свердловым и с Лениным особенно интересны.  Нестор нигде не описывает внешний вид вождей,зато всячески анализирует разговоры.

Его отношение к большевистско-лево-эсеровской "диктатуре" -свежее.Этого холодного ветра на случившееся тогда как раз мне лично только и нехватало в советской Истории.

Махно похож на девочку  в его горячей страстности и честной наивности. Уникальный конечно был человек, как святой.

Издательство "Пятый Рим" выпустили книгу. Правильное решение. Нам она нужна.
City

Как там живут ламы

Знаменитый «живой» хамбо-лама Итигэлов находится в иволгинском дацане «Хамбэн Хурэ». И в жару на его лбу выступает пот.

Сидит он в позе лотоса и задрапирован в ткани жёлтого и вишнёвого цветов. Сидит он за стеклом, дверь в стеклянную его камеру открыта сбоку, да и по верхнему краю к нему поступает воздух.

Лицо выглядит как припудренное, и веки набрякли. Иногда он, говорят, приоткрывает один глаз — и это якобы знак того, чтобы тот, кому он приоткрывает глаз, вернулся бы сюда. При мне он глаз не приоткрывал. Правда, оператор Сашка сообщил, что он будто бы двигает ртом, но я такого не видел.

По легенде, Итигэлов (ему было уже 75 лет), собрав учеников, сел 15 июня 1927 года в позу лотоса и сказал: «Вы навестите и посмотрите моё тело через 75 лет». Затем он начал читать молитву и ушёл в нирвану.

Был похоронен в кедровом кубе в той же позе лотоса.

10 сентября 2002 года хамбо-лама XXIV Дамба Аюшеев с монахами поднял саркофаг с Итигэловым и перевёз его тело в иволгинский дацан. С тех пор лама Итигэлов доступен для посетителей.

После того как нас принял верховный лама всех буддистов России хамбо-лама Аюшеев (в интернете есть фотография — интересно, что Аюшеев первый её вывесил), я тоже отправился посмотреть на прославленного святого буддизма. Это там же, в дацане по диагонали стоит дворец Итигэлова.

Я, пожалуй, верю, что Итигэлов полуживой. Только зачем? Чтобы музейным экспонатом продемонстрировать лимит рода человеческого? Чтобы сидеть в повреждённом состоянии через 92 года после смерти за стеклом? Печальный и ненужный подвиг.

Я всегда, не скрываясь годами, говорил, что мне неприятна западная цивилизация производства-потребления. Но вот и буддизм меня не устроил. Печально.

Буддизм — это индийский импорт к монголам, к каковым причисляют себя и буряты.

Между тем глава всех буддистов России принял меня и моих спутников как отец родной. Вышел к нам иронический человек лет шестидесяти, в шёлковом халате густо-вишнёвого цвета и светлых носках с сандалиями. Более чем час мы разговаривали вдумчиво, глядя в глаза друг другу. Несколько раз он назвал меня мудрым и умным человеком. Присутствовавший при разговоре поэт Амарсана Улзытуев заметил после разговора, что хамбо-лама Аюшеев оказал мне такие знаки почтения, как никому другому.

Во время разговора я поставил хамбо-ламу как минимум один раз в тупик: спросил, почему, когда нацболы* выносили тело моей матери с четвёртого этажа на улицу, где её ждал гроб, она стала тяжела, как цементная плита? Хамбо-лама сманеврировал от ответа. Я думаю, он мог бы ответить неискренне, но не захотел.

По дацану мы ходили долго, пошёл дождь. Заходили в храмы (дуганы). В одном, под названием «Рай буддистов», как-то так, для простолюдинов, был представлен слащавый макет рая — воткнуты в песок искусственные цветы и деревца, а человечество изображали три куклы-мужчины и три куклы-женщины. Я спросил, почему так примитивно, мне сказали, что это рай для простых, для обывателей, что для буддистской интеллигенции существуют светлые и мрачные сонмы ярких богов, тысячи их. Именно в этот момент у меня появилась в сознании язвительная характеристика буддизма «индийский импорт».

На следующий день, неисправимые всеядные москвичи в поисках экзотики, мы поехали к шаманам, пусть эти две, назовём их религиями, и враждуют: буддисты и шаманисты.

У шаманистов нас принял маленький человек с длинной острой бородой, похожий на гнома, все называли его «учитель», или «учитель Даржин». Принял в кабинете — менее тепло, чем Аюшеев. Я спросил, можно ли увидеть какой обряд. Учитель сказал, что можно.

Шаманом оказалась шаманка.

После специального облачения, надышавшись тлеющего чабреца, шаманка превратилась в устрашающе рычащего зверя. Зверь бил в бубен корягой, метался, и я думал — он нас растерзает, но не растерзал.

Ещё я присутствовал при жертвоприношении. В жертву принесли барана. Его умертвил исполняющий жертвоприношение, засунув в разрез в брюхе руку и дёрнув в глубине тела барана за аорту. Баран умер как миленький, не издав ни звука.

Полузакопали в землю женщину лет пятидесяти и провели над ней церемонию. Бухали бревном с двумя ручками о землю рядом с головой женщины.

Теперь о моём спутнике Хаски. Хаски — русский парень, рэпер, живущий в Улан-Удэ, ему 25 лет. Молчаливый обыкновенно. В Хаски есть глубина, проявившаяся для меня два раза на двух рассветах уже в Монголии, позже. Его вопросы ко мне были просты. Один раз прозвучали на берегу реки Орхон, в шуме летящей за моей спиной древней воды, а второй раз — на гребне бархана на холодном песке. Хаски молодой человек. Как все молодые люди, он, по видимости, мало чего знает; в нём, однако, чувствуется та же глубина, как и в с виду грубом шаманизме.

Я? Я что, я езжу по свету в поисках истины, и то, что шаманизм груб и не создал аляповатых цыганско-индийских картинок, не смущает меня. Шаманизм сумел меня напугать хриплым голосом шаманки и жертвами и — эта древняя подлинность не пугает меня.

Связь с настоящим?

А вот пожалуйста: 8 сентября в Улан-Удэ пройдут выборы мэра. Выборов мэра не было у них с 2007 года. Зарегистрированы шесть кандидатов. Меня даже заподозрили, что я приехал, чтобы сорвать им выборы.

Но это не так.

Я вообще-то направлялся в Монголию, но прилетел в Улан-Удэ вначале (шесть часов в воздухе), а оттуда на автомобиле через границу направился с товарищами в Монголию.

Пандито хамбо-лама XXIV Аюшеев — член Совета по взаимодействию с религиозными объединениями при президенте РФ. По рангу он равен патриарху Кириллу, он глава всех буддистов России.

Бурятов, если кто не знает, довольно много, от 800 тыс. до миллиона. Они наиболее северный монгольский народ.

В Улан-Удэ же живут 435 тыс. человек — это третий по числу населения город Дальнего Востока после Владивостока и Хабаровска. В городе выдающийся монументальный центр с самой большой в мире головой Ильича Ленина на площади Советов.

Остальной же Улан-Удэ состоит из причудливой окрошки домов частного сектора — как правило, деревянных — и четырёх- и шестиэтажек спальных районов.

Опубликовано: https://russian.rt.com/opinion/661540-limonov-puteshestvie-buryatiya
City

Монголия - земля наших предков

Монголия ждёт российского президента 3-4 сентября на празднование 80-летия военного столкновения на реке Халхин-Гол в Северной Монголии.

Власти Монголии пригласили президента РФ принять участие в праздновании победы советско-монгольских войск. В частности, ВВП пригласил сам президент Монголии Халтмаагийн Баттулгой. Осенью 1939 года советско-монгольские войска отстояли суверенитет и территориальную целостность Монголии от японской агрессии. Японцы нагло потребовали тогда, чтобы монголы уступили им часть своей территории. Пришлось с ними воевать.

А теперь расскажу вам о Монголии, которую я покинул поездом Улан-Батор - Улан-Удэ всего лишь 18 августа.

Объяснять Монголию нужно с того, что Монголия - это фактически ДВЕ Монголии. Одна - широкая страна зелёных холмов, с пасущимися на её территории семидесятью миллионами животных: баранов, коров, лошадей, коз...

И страна города Улаанбаатар (так произносят сами монголы),тесного где-то полуторамиллионного азиатского мегаполиса. То-есть половина населения (всего в Монголии населения 3,1 млн) живёт в такой стране Джуманжу, а половина в антиутопии. На примере Южной Кореи или Японии или того же Китая мы ведь видим, как азиаты могут быть эффективнее и современнее самого папы римского, выступая в жанре антиутопии.

Удивляет, что повсюду русские буквы, то-есть Монголия продолжает пользоваться нашей кириллицей, несмотря на то, что, например, множество бывших советских республик от кириллицы отказались. Это трогательно.

В Улаанбаатаре - тесно, слишком тесно он застроен домами. Так его сооружали изначально. Трёхэтажные дома соседствуют с девятиэтажками, всегда пробки, шум, лязг, грохот и человечьи толпы, спешащие по своим каким-то "китайским", ну, азиатским делам. Уже совсем в черте города проезжаешь за открытым забором кладбище автомобилей, где могучие краны искорёживают машины в металлолом. Пыль везде и не очень чисто. Фактически, в Улаанбаатар стеклась половина населения страны. В SKA Hotel, куда нас поместили, - холодные комнаты хрущёвских времён, мебель из тяжёлой формики - такой себе несколько истрёпанный уют последних десятилетий советской власти.

Как я позднее выяснил, центральная площадь Улаанбаатара больше Красной и много монументальнее выглядит. Прислоненный к стене дворца правительства, сидит, широко расставив колени под халатом, тёмный Чингисхан. Когда я ехидно спросил монгола, нашего спутника переводчика и интеллектуала: "А другой какой герой у вас есть, кроме Чингиса?" - он добродушно кивнул в противоположную часть площади, там на каменном коне взметнулся над площадью Сухэ-Батор.

Другая половина монголов живёт в необъятных зелёных холмах. Там стада, и стада, и стада. Послушные барашки молчаливо переливаются через дорогу. Растянувшаяся колонна коз. Как послушные китайские школьницы, козы текут через дорогу, не останавливаясь, чуть ли не парами.

Дорога из Улан-Удэ в Бурятии в Улаанбаатар в Монголии находится в состоянии неуправляемого хаоса. Сразу во множестве мест полотнища асфальта сорваны, прошедший несколько дней до нашего прибытия ливень образовал в степи лужи. В конце-концов, в Улаанбаатаре оказалось, что мы угробили электронику нашего автомобиля.

В степи сельскохозяйственная мода, шляпы из соломки над загорелыми лицами кочевников, сапоги гармошкой, тяжёлые брюки, белые в большинстве рубашки, подпоясанные ремешками. Монгольские ковбои пасут свои стада и на лошадях, и на мотоциклах. Мотоциклы под ковбоями впечатлили меня и моих спутников.

И ещё, конечно же, буддизм.

Его повсюду много, и его видать. Аляповатые "портреты" бесчисленных богов и богинь выполненные в кислотных цветах - красный, голубой, жёлтый или золотой и в рабочих помещениях, и в столовых, и, разумеется, в Хархорум.

Хархорум это нечто вроде московского Кремля только много хуже и беднее. Окружённый стеной, в которой 108 таких выпуклых башен, называемых субурганы. На кой чёрт они нужны - в субурганах нет бойниц и вообще внутренних помещений - я не понял. Вряд ли субурганы использовались для обороны, скорее для отпугивания.

Большая часть Хархорума - заковыристые занозистые травы, пучками торчащие из земли, а в левой части скопился весь буддистский базар: храмы, комнатки, где за экскурсоводом - тоненьким юношей в шоколадного цвета шёлковом халате - послушно бродят туристы. И слушают его сказки. Монголов среди туристов немало. С некоторых пор туда считают своим долгом съездить как в Мекку монгольские старики и старухи, может быть, надеясь умереть во время этого "хаджа" в Хархорум.

(По мнению моих спутников, и я присоединяюсь, монгольские женщины красивы, в то время как бурятки будут погрубее.)

Я-то представлял себе что, приехав в Хархорум, попаду в исторически значимые руины, в развалины в песках, а попал в хорошо налаженное туристическое место, где и простые монголы в сапогах голенища гармошками, и иностранцы бродят несколько ошарашенные под ветром и знойным солнцем. А у входа в город-музей - парковка, и ветер раскачивает футболки с Чингисханом (попадались даже со свастикой, не фашистской, но монгольской).

Буддизм меня разочаровал. Наши отечественные буряты смотрят на монголов несколько свысока. Я не смотрел на них свысока, не перенял высокомерие бурятов (они немного презирают монголов, поскольку, по их мнению, монголы приняли буддизм позднее всех). Из европейской части России буддизм смотрелся как экзотическая древняя умная религия. А вот из Монголии глядя - я увидел его как экзотическую разновидность индуизма, преуспевшую в рекламе своего Будды и тысяч придуманных рядом с ним богов и богинь.

Вероятно чтобы запутать простолюдинов и сделать буддизм недоступным для них, и было придумано столько сложных простых красивостей. Буддизм напоминает цирк или цыган с их хитрыми трюками.

Ночь в Хархорум мы провели в юрте. К утру стало невыносимо холодно. Пришлось встать и опять разжечь железную печь. На утро прошли в полусотне метров к реке Орхон. Кипя и ярясь, Орхон пёр куда-то в вечность. Здесь, без сомнения, ходил и Великий Чингисхан, фигура и гигантская и мифологическая. И его дети-принцы-чингизиды, утверждают, что купались в Орхоне.

Я хотел побывать в пустыне Гоби, но оказалось, что туда нет дорог, есть лишь направление, и добираться туда чуть ли не несколько суток. На карте Гоби выглядит близко. У меня не было лишних нескольких суток, потому Гоби осталась на следующий раз.

Поезд Улаанбаатар - Улан-Удэ тащил, по-моему, паровоз (на поворотах окна застилал чёрный угольный дым). Монгольские таможенники были приветливы, русские же на границе были исполнены служебного рвения и перевернули вверх дном наше купе. Что-что, а быть недружелюбными к своим же, русские умеют.

Вы скажете: "Лимонову не понравилась Монголия!"

Да нет же, ещё как понравилась! Это земля наших предков, суровая и честная наша небесная Родина. Сапоги-гармошками, суровые лица под шляпами.

Опубликовано: http://ren.tv/blog/450293
City

Хамба Лама XXIV

Скромный с виду монах, сидящий между мной и рэпером Хаски - это Хамба Лама XXIV - глава всех буддистов России (ну как патриарх Кирилл у христиан)...

City

Диагноз

Вот какой мой диагноз.

Путин вроде и Бог с ним, императоры редко нравились современникам, но создан целый класс лживых хвастливых, мясистых дядьков, они просто своим существованием - пощёчины такие нашей умной, страдающей и совестливой стране.

И нашему неплохому,даже хорошему народу, скорее скандинавского чистенького типа молчаливых мужиков и по сути говоря суровых женщин. Вы, ребята, заслуживаете лучшего.

Видно же что больше всего вы не выносите своих чиновников- отобранных из худших из худших.
До Бога высоко, до царя далеко, а с этими жить.
City

Не о нацболах

Книга  Прилепина "Санькя" это не о нацболах.
Это о "завтравцах" скорее,то-есть о тех, кто тусовался вокруг газеты "Завтра". В "Санькя" много соплей и слёз и поповщины и сентиментальности, а нацболы всегда были современны, грубы, не сентиментальны. Нацболы par excellance  были Андрей Гребнев и Андрей Сухорада,ну ещё Егор Летов в своих устремлениях.

Среди нацболов всегда было мало верующих.
Православие фактически считалось синонимом ханжества. Так что это не мы в "Санькя".
Внутри нацболов  такое мнение было и даже преобладало.
Так что...
City

О Родине

Тот, кто рассчитывает при жизни получить хоть какую  компенсацию от Родины за пожертвованные для неё усилия,хоть уважение простое, пусть забудет об этом. Хоть бы не убила под горячую руку, и на том спасибо !

Я лично скромно хочу, чтоб признали что я был умным человеком, видел как минимум на четверть века вперёд и нужно было меня слушаться. Ну и довольно мне будет этого. Ну пусть локти немного покусают себе.

Вообще у Родины - скверный характер и вечно плохое настроение.
Ещё она имеет привычку путаться со всякими посредственностями..

Вот сейчас в Донецке был. Так меня как врага приняли.
Ей Богу,как врага...Я имею начальство в виду. Простые люди те фотографироваться просились.
City

Два храма два

Мне тут в субботу позвонил парень из Ебурга (так они называют свой город). Он был среди 59 человек, допущенных на встречу с городским начальством по поводу беспорядков по храму. Точнее, по поводу строительства храма Святой Екатерины, для чего необходимо разгромить публичный сквер. Там где мамы с колясками…

«Какова позиция партии?» — спросил парень из Ебурга.

Я ответил, что летал к жёлтым жилетам, там меня настигла екатеринбургская новость, что позиция партии будет в воскресенье, а моя личная позиция: я против строительства храма там в Екатеринбурге. Их и так полно у нас, храмов. РПЦ жадная, — сказал я. То ей подавай Исаакий, то вот сквер в Ебурге хочет. Использует благоволение к себе наших свежеобращённых в православие лидеров…

Помолчали.

«Что, если завтра к власти придёт лидер-мусульманин, придёт к нам беда, повсюду мечети станут воздвигать?» — озадачил я екатеринбургского парня.

Я не хочу тут собственно пересказывать екатеринбургскую историю с храмом, но я хочу стать на сторону. И в этот раз не на сторону церкви.

Ибо в апреле, это было в Нагорном Карабахе, я стал на сторону церкви.

Дело было в столице Нагорного Карабаха, в Степанакерте, на отвоёванной всего лишь четверть века назад армянской земле. 7 апреля 2019 года. Ну да, на отвоёванной силой оружия земле.

К 10 утра мы туда подошли. На холме круглый собор построили из камня цвета разбавленного вина — любимый армянский цвет. Всё пространство вокруг было запружено народом. Сзади фоном таким шла жёлтая старая стена — не так давно стена советской воинской части, а если вглубь на пару веков заглянуть, то стена, огораживающая постройки Сунженского казачьего полка Российской империи.

Когда мы подошли, там уже скопилось полгорода или две третьих города с населением в 53 тысячи человек. В Степанакерте была до сих пор одна только церковь Святого Иакова, вот построили и освящают храм Покрова Божьей Матери. Все собравшиеся были счастливы, это было видно по их лицам. Все без исключения. Единодушный, народ не протестовал.

Высокопоставленные военные, чиновники, министры и простые граждане от детей до старушек. Школьники и полицейские, и солдатики. И президент Республики Нагорный Карабах (Арцах по-старинному), которого народ рвал на куски, задавая вопросы и требуя ответов тотчас же.

Мы прошли в храм, где яблоку негде было упасть и красиво пели армянские монахи, по армянскому обряду шла служба. Вы хоть знаете, что это в Армении христианство впервые в мире стало государственной религией, в 301 году нашей эры, а в Византии уже после? Не знаете, ну так вот я вам говорю.

А почему армянская церковь называется «апостольской», знаете? Потому что основана одним из апостолов. Эх вы, а ещё христианами себя называете!

Городом Степанакерт стал не так давно, в 1923 году. Назван он в честь Степана Шаумяна, одного, если вы помните, из бакинских комиссаров. В древнем Карабахе полным-полно храмов (один только монастырь Дадиванк, подумайте, построен в V—XIII веках), но все они в руинах, а городу Степанакерту катастрофически не хватало собора, объединяющего армян города в одну семью.

Вот и воздвигли.12 лет строили.

Карабах — это форпост христианства среди земель Ислама. Это фронтовое христианское государство. Там живые церкви нужны, чтоб богослужения, чтобы крещения и поминки, и свадьбы. Чтобы устоять в борьбе, порою кровавой.

Это главное, что нужно знать о Нагорном Карабахе Что Карабах крайняя христианская земля в том регионе. Там фронт нашей религии. Со всех сторон там Ислам. Иранский Ислам скорее дружелюбный, слава Богу, и недружелюбные страны Ислама — Азербайджан или там Турция.

Вот там храм нужен как вода, как воздух. Вот я на освящение того храма был приглашён и полетел под проклятия соседнего мусульманского Азербайджана, где я уже давно персона, заслуживающая тюрьмы.

Лучшее же место для храма в Екатеринбурге — советую снести центр негативного Ельцина — храм Змеи — Ельцин-центр и построить на этой площади православный храм Святой Екатерины. Только перед этим очистить осквернённую землю, освятить её заново.

Так что вот, я против строительства храма в Екатеринбурге на месте народного сквера.

РПЦ приспособилась эксплуатировать государство, прилипалой прилипла к нему. Это следует прекратить. А государству следует перестать поддерживать православие в первую очередь, пускай существуют как другие религии, на равных. Сами. Вот и посмотрим: велика ли у нас религиозная община.

Я не уверен, что велика. В Карабахе вот велика.


Опубликовано: https://regnum.ru/news/polit/2633126.html
City

По церквям

Я как видите, имею мои собственные взгляды на происходящие события.
РПЦ к нам-нацболам  и ко мне лично всегда относилась очень отрицательно.С каких же делов я буду к ним относиться положительно ? Я в тюрьме сидел, так и Библии не прислали, и не Евангелия.

Я их всегда рассматривал как ещё одно министерство власти,чиновников с жаднючими очами.
Они дремучая реакционная институция, и за исключением деревенских батюшек в захолустье РПЦ была и остаётся властной организацией,- сборищем карьеристов. Жадные как комсомольцы,они кладут жадное око на всё - от Исакиевского собора до сквера в Екатеринбурге. "Хоч не зъim, так понадкусываю."

Меня вчера опять звали на канал "Спас".Я опять не пошёл,вежливо сослался на занятость.