Category: фотография

Category was added automatically. Read all entries about "фотография".

City

Мариньяк по-русски

ВЫХОДИТ в русском переводе книга старого товарища Э.Лимонова Тьерри Мариньяка (fr) "Morphine Monojet".

Вот фотография друзей, год 1999, Москва.
Фотограф Данила Дубшин


City

Два фото

Фотограф Саша Бородулин прислал два снимка из своего архива



City

КАНОНИЗАЦИЯ НБП

Сергей Беляк подарил мне роскошный,иначе не скажешь, фотоальбом "Девушки Партии".Альбом размером 310 на 240,
что называется cofee-table размер.Речь идет конечно же о девушках героической запрещенной партии НБП. Адвокат Беляк защищал многих из них в судах, а фотограф Сергей Беляк увековечил их для истории.
Альбом можно уже приобрести в магазинах "Фаланстер" и Дом Культуры" либо заказать по телефону +7 -926 -600 -6-111. Двести с лишним страниц.Полюбуйтесь на ангелов и демонов.

Только у героических партий есть своя история и культура. Какая культура у "Единой России" ? У КПРФ, партии горбатых завсегдатаев госдумовской столовки, какая культура ?
В то время как репрессии против запрещенной НБП только усиливаются (около сорока человек осуждены с 2008 года за принадлежность к запрещенной партии. еще два десятка ожидают судов, из них только в Петербурге - 12 человек) происходит заметная КАНОНИЗАЦИЯ НБП обществом. Спектакль Франка Касторфа в Берлинском народном театре,
спектакль Кирилла Серебренникова "Отморозки" на который в Винзавод ходила вся Москва, включая семью Ельцина и господ Волошина и банкира Авена. Судьба Захара Прилепина, получившего премию Супернацбест из рук натянуто улыбающегося господина Дворковича,правой руки президента, - яркая иллюстрация этой канонизации, происходящей вопреки воле власти.Только что мои биографии вышли на Украине и во Франции, и значительное место в этих био уделено сложному и трагическому, даже назовем его загадочным, явлению русской Истории - НБП.
И это только начало.Книг будет все больше, пьес и кинофильмов. Трагическая и трогательная история партии и ее активистов,от великолепных Курехина и Летова до приморского партизана Андрея Сухорады, будет волновать последующие поколения также, а то и в большей степени, чем она волновала или раздражала современников.